Версия для слабовидящих доступна только на больших экранах
Размер шрифта:
A
A
A
Цвета:
Ц
Ц
Ц
Изображения:
ВклВыкл
Слушать:
ВыклВкл
Обычная версия:

Петр I, будучи возведённым на российский престол в 1682 г. по древнему чину венчания на царство и приняв в 1721 году титул императора, 7 мая 1724 г. впервые короновал на российский императорский престол свою супругу Екатерину Алексеевну.

Церемонии коронации Екатерины Алексеевны предшествовало всенародное объявление Манифеста Петра I от 15 ноября 1723 года, в котором давалось обоснование ее прав на титул императрицы. В Манифесте Петр I объявлял, что Екатерина была его постоянной помощницей, терпела лишения походной жизни, участвовала в Прутском походе 1711 года.

Не любивший роскоши Петр на этот раз отступил от своих привычек: задолго начались приготовления к коронации, и государь не щадил средств, чтобы придать императорской коронации, впервые в России утверждаемой, необыкновенное великолепие. Первое императорское коронование должно было не только доказать всему миру, что Петр считает несомненным свое право на императорский титул, но и воочию явить все могущество новой империи.

Несмотря на перевод российской столицы в Санкт-Петербург, коронационные торжества по традиции решено было проводить в Москве, а само священнодействие – в Успенском соборе Московского Кремля. Впервые была создана коронационная комиссия, возглавлять которую было поручено действительному тайному советнику, сенатору П.А.Толстому. По решению комиссии не имевшие западного аналога царские инсигнии упразднялись, а Шапку Мономаха, использовавшуюся в венчаниях на царство в XVI-XVII, было принято заменить императорской короной. Впервые официально в число российских коронационных регалий была включена и мантия, шитая из золотной парчи и «подбита горностаями предивной белости».

Лучшие художники и декораторы трудились над созданием роскошного декоративного убранства, достойного имперской коронации. Для торжественного шествия на Соборной площади Кремля соорудили помост, покрытый красным сукном. Успенский собор был величественно украшен: пол застелили персидскими коврами, в центре воздвигли «трон» - помост с двенадцатью ступенями, покрытый красным бархатом. На помосте, украшенном живописью и окруженном резными золочеными перилами, установили два царских «кресла» - для императора и императрицы, которые впервые должны были сидеть рядом во время коронации. Рядом с креслом императора находился стол для регалий, покрытый бархатом. Над помостом подвесили балдахин, ткани и отделки для которого были закуплены в Венеции.

Провозглашение России империей нашло отражение в государственной эмблеме. Вынос императорских регалий и раздачу коронационных медалей должны были осуществлять герольдмейстеры, на облачение которых было представлено изображение герба Российской империи, шитое золотом и цветными шелками.

Рано утром 7 мая полки императорской гвардии вошли в Кремль и встали на Ивановской площади. По сторонам Красного крыльца и помоста выстроились гренадеры. Императорские регалии на подушках из золотной парчи доставили из Казенной палаты и возложили на стол около покоев их величеств в Кремлевском дворце. В 8 часов утра начался торжественный благовест в Успенском соборе, где был отслужен молебен о здравии их императорских величеств.

Процессия началась в десятом часу под звон колоколов, барабанный бой и музыку всех полков, расположенных на Соборной площади. Петр I в сопровождении двух ассистентов: генерал-фельдмаршала, светлейшего князя А.Д.Меншикова и генерала, князя Н.И.Репнина появился в «летнем кафтане, камзоле и кюлотах небесно-голубого шелка, богато вышитых серебром, в красных шелковых чулках и в шляпе с белым пером». Екатерина Алексеевна в головном уборе, украшенном драгоценными камнями и жемчугом, шла под балдахином, который несли шесть генерал-майоров. Шлейф ее платья поддерживали пять дам. Екатерину I сопровождали камергеры и камер-юнкеры двора императрицы, стас-дамы, фрейлины, полковники, офицеры и представители национальной шляхты. Высшее духовенство вышло из собора, почтив регалии каждением и кроплением святой водой. Архиереи поднесли их величествам для целования крест, после чего под звуки псалма процессия вошла в собор. Император и императрица взошли на трон и сели на кресла. Когда в церкви воцарилась тишина Петр I, взяв в руки скипетр, повелел архиепископу Феодосию Новгородскому и Феофану Пропоковичу совершить коронование Екатерины Алексеевны по церковному чину. После прочтения Екатериной вслух Символа веры, архиереи поднесли императору корону, и он собственноручно возложил ее на Екатерину. Прием поздравлений и провозглашение певчими многолетия сопровождалось звоном в колокола  стрельбой из пушек и ружей на Ивановской площади.

Затем началась литургия. Когда отворились Царские врата, Петр I собственноручно подвел к ним Екатерину и архиереи совершили над ней обряд миропомазания, после чего императрица причастилась по чину мирян. По окончании литургии был дан залп из пушек и ружей, и архиепископ Феофан обратился к их величествам с поздравительной речью.

По завершении священнодействия последовал в храме высочайший выход под звон колоколов, звуки труб, литавр и барабанов. Император удалился во дворец, а императрица по традиции отправилась в Архангельский собор, где во время молебна она приложилась к мощам царевича Димитрия и поклонилась гробам предков его величества.

Из Архангельского собора императрица направилась поклониться праху русских цариц в их усыпальницу – Вознесенский монастырь. Во время всей этой торжественной процессии, которую сопровождали кавалергарды, лакеи, пажи, скороходы, офицеры и гайдуки, генерал-фельдмаршал, князь А.Д.Меншиков разбрасывал народу золотые и серебряные медали в бархатных мешках с золотыми орлами. Этот впервые проводимый в России обряд, напоминавший византийский обычай разбрасывания в дар от императора после коронации на угощение народу – небольших свертков, в которых находились золотые и серебряные монеты, почерпнули из описаний коронационных церемониалов европейских дворов.

По завершении этой церемонии императрица отравилась в Кремлевский дворец в свои апартаменты. Затем последовал церемониальный выход их величеств к торжественной трапезе в Грановитую палату, стены которой были  обиты красным бархатом и китайской узорной золотой парчой, а полы застелены персидскими коврами. Центральный столп палаты был окружен полками с расставленной на них золотой и серебряной посудой.

Действие совершалось по церемониалу, разработанному коронационной комиссией. Когда Петр и Екатерина поднялись на приготовленные для них места, один из архиереев благословил императорский стол, установленный под балдахином и сервированный золотой посудой и приборами «старинной дивной работы». Затем начался торжественный процесс выноса и подачи блюд, осуществляемый государственными должностными лицами в сопровождении кавалергардов.

На Соборной площади для народа выставили угощение. На помосте был уложен жареный бык, начиненный птицей, а два роскошно декорированных фонтана били белым и красным вином. Вечером весь город был иллюминирован. На следующий день Екатерина I принимала поздравления от членов императорского дома, иностранных посланников, знатных духовных и светских особ, а вечером возвратилась в Летний дворец, в сопровождении кавалергардов.


Портрет императора Петра I.

Портрет императора Петра I

Г.Ф.Гиппиус (по рисунку А.И.Сандомури).
Санкт-Петербург, 1822-1827 гг. (?)
Бумага; литография.

Трактовка образа императора Петра I далека от официальной. Портрет выполнен рисовальщиком и литографом Г.Ф. Гиппиусом, получившим художественное образование в Европе и жившим в 1820—1849 гг. в Петербурге. В 1822—1827 гг. он издавал серии литографированных портретов деятелей русской культуры. Творческую манеру мастера отличает стиль крупного альбомного наброска, характерный и для портрета императора Петра I, который, вероятно, был создан в это время.


Картина «Портрет императрицы Екатерины I».

Картина «Портрет императрицы Екатерины I»

XIX в.
Неизвестный художник.

Екатерина I представлена на фоне красного занавеса поколенно, в едва заметном развороте корпуса влево. На голове увенчанная крестом малая императорская корона. Темные волосы, перевитые нитями жемчуга, двумя локонами спускаются на плечи; в ушах - жемчужные серьги. На Екатерине украшенное бриллиантовым аграфом и кружевами платье с белой юбкой и лифом синего цвета. На груди Андреевская лента с крестом в банте и звезда. Слева на красной бархатной подушке представлены скипетр и держава.


Блюдо «Коронация Екатерины I».

Блюдо «Коронация Екатерины I»

Москва. 1724-1727 гг.
Мастер Николай Федоров (?).
Серебро; чеканка, золочение.

На серебряном блюде изображен один из центральных моментов первой российской коронации, состоявшейся в Успенском соборе Московского Кремля 7 мая 1724 г.: возложение Петром Великим императорской короны на Екатерину I. Коленопреклоненная Екатерина представлена в парадном платье и отороченной горностаем мантии, которую поддерживают пажи. Мантию, впервые включенную в состав государственных регалий, выполнили специально для этой церемонии. Изображенный в руках Петра венец — первая российская императорская корона — также был создан для этой коронации. Слева за фигурой Петра изображен барон Я.В. Брюс с золоченой подушкой для короны в руках. Именно он внес новый символ монаршей власти в собор. Справа от императора два архиерея — вероятно, архиепископы Феодосий (Яновский), представленный в митре и с посохом в руках, и Феофан (Прокопович), которые поднесли Петру коронационную мантию для возложения на Екатерину. Феодосий совершил обряд миропомазания, а славившийся  своим  красноречием Феофан произнес поздравительную речь. Человек в пышном парике, стоящий рядом с Феодосием, — вероятно, верховный маршал коронации граф П.А. Толстой, возглавлявший процессию с регалиями.

Блюдо поступило из дворцового имущества. Когда и при каких обстоятельствах оно там оказалось, неизвестно. Это мог быть заказ самого Петра, или, возможно, Екатерины — после смерти супруга.


Корона императрицы Екатерины I.

Корона императрицы Екатерины I

Санкт-Петербург, 1723 г.
Мастер Самсон Ларионов.
Серебро; литье, чеканка, резьба, золочение.

Во время коронации Екатерины 17 мая 1724 г. в Успенском соборе Московского Кремля Петр I возложил на нее новую императорскую регалию – корону, которая сменила Шапку Мономаха, использовавшуюся в венчаниях на царство в XV-XVI вв. К сожалению, корона Екатерины I не сохранила своего первоначального облика, так как на ней нет драгоценных камней, изначально ее украшавших. Камни были сняты с короны по неизвестной причине практически сразу после коронации.

Корона состоит из обруча и прикрепленной к нему высокой арки, по сторонам от которой расположены две более низкие полусферы. На арке надпись: Ея величества всепресветлейшая государыня императрица Всероссийская Екатерина Алексеевна коронована в Москве в 7 день маия то есть в четверток 1724 году.

Корона Екатерины I относится к так называемому «митробразному» типу, принятому в середине XV в. императорами Священной Римской империи и соединявшему в себе корону, символ высшей светской власти, и митру, символ высшей церковной власти, что основывалось на принятой императорами Священной Римской империи политической доктрине, согласно которой христианский правитель одновременно является и главой государства, и главой Церкви. Создание короны следует отнести ко второй воловине 1723 г., так как первоначально коронация Екатерины I была назначена на конец этого года и была отложена из-за неожиданной болезни Петра I. Создал корону золотых дел мастер Самсон Ларионов, который работал сначала в Москве в Оружейной палате, а с сентября 1710 г. – в Петербурге, где делал «при дворе ее величества императрицы алмазные вещи».


Коронационное платье императрицы Екатерины I.

Коронационное платье императрицы Екатерины I

Берлин (?), 1724 г.
Шелк, тафта, золотные нити; ткачество, шитье, аппликация.


Платье было передано в Оружейную палату 23 мая 1724 г. «из комнат ее императорского величества через камердинера Козьму Спиридонова» в составе коронационного облачения императрицы Екатерины I. В комплект входили также «башмачки» из серебряной парчи, белые лайковые перчатки, чулки и подвязки пунцового цвета, вышитые серебром. Коронационное платье Екатерины I выполнено из малинового шелка репсовой выработки и украшено роскошной вышивкой. На купоне юбки шитые серебром фонтаны каскады чередуются с букетами, оплетенными кружевами, а в клеймах, образованных цветочными гирляндами, помещены аппликативные вышитые короны. Как отметил присутствовавший на коронации Ф.В. Берхгольц, платье Екатерины Алексеевны было сшито «по испанской моде». Судя по всему, подобное стилистическое решение коронационного костюма первой российской императрицы было заимствовано у западноевропейских монархов. Некоторые из них даже в XIX в. использовали в качестве коронационных костюмы в старинном испанском стиле.


Жетон в память коронации императрицы Екатерины I.

Жетон в память коронации императрицы Екатерины I

Санкт-Петербургский монетный двор, 1724 г.
Золото, чеканка.

На лицевой стороне жетона изображена императорская корона на подушке, которая лежит на четырехугольном постаменте. На нем надпись: НА ПАМЯТЬ. По сторонам от изображения надпись: ОТ БОГА ИМПЕРАТОРА; в обрезе: ОБЩАЯ РАДОСТЬ. На оборотной стороне под императорской короной надпись в четыре строки: ЕКАТЕРИНА ИМПЕРА/ТРИЦА КОРОНО/ВАНА В МОСКВЕ/1724 ГОДУ. Участникам церемониальных торжеств и приглашенным лицам в качестве вознаграждения раздавались золотые и серебряные коронационные медали и жетоны, а на улицах для толпящегося народа разбрасывали, по преимуществу, медные жетоны. Этот жетон поступил из Древлехранилища в 1883 г.


Медаль в память коронации императрицы Екатерины I.

Медаль в память коронации императрицы Екатерины I

Московский монетный двор. 1724 г.
Медальеры В. Климентов (по оригиналу А. Шульца; лицевая сторона), И. Козмин (по оригиналу А. Шульца; оборотная сторона).
Золото; чеканка.

С первой российской коронации — Екатерины I в 1724 г. — ведет свое начало традиция выпуска коронационных медалей и жетонов. Коронационная медаль являлась программным произведением и воплощала в пластике представление об облике монарха, вступающего на престол. Парадный портрет государя в коронационном облачении и с атрибутами власти на лицевой стороне являл миру нового правителя, а символическое и аллегорическое изображение на оборотной стороне, обосновывало идеологию нового правления. Надпись была существенной конструктивной частью образного строя медали, разъясняющей сакральный смысл события. Начиная с Петра Великого российские монархи прекрасно понимали идеологическое и художественное значение коронационной медали как средства пропаганды. Поэтому не удивительно, что для их изготовления в Россию приглашались лучшие западноевропейские медальеры, которые, в свою очередь, должны были обучать русских учеников. Каждая коронационная медаль утверждалась новым правителем и могла быть отчеканена только на Монетном дворе. С первой коронации в 1724 г. складывалась традиция пожалования коронационными медалями и жетонами: золотые и серебряные медали получали высшие сановники Российской империи, иностранные послы, духовенство, военные, гражданские и придворные чины в соответствии с их рангами, жетоны раздавались нижним военным чинам и разбрасывались в толпе народа. Перед каждой коронацией решались вопросы о количестве и размерах коронационных медалей из золота, серебра и бронзы, а также об их распределении среди чинов различных классов, иностранных гостей, послов, фрейлин и кавалерственных дам и о рассылке в иностранные государства.


Палаш коронационного гайдука.

Палаш коронационного гайдука

Москва, Оружейная палата, 1724 г.; клинок — Золинген, 1715 г.
Мастера эфесного дела Иван Микитин, Гавриил Иевлев, Тимофей Никифоров.
Сталь, медный сплав, дерево, ткань; ковка, литье, гравировка, резьба, золочение, канфарение, серебрение.

Этот палаш входил в комплект из шестнадцати палашей, предназначавшихся для гайдуков императрицы Екатерины I, участвовавших в ее коронации. Еще в конце XVII в. русская аристократия переняла у своих восточноевропейских соседей, польских и венгерских магнатов, обычай сопровождать свой выезд конвоем из парадно одетых и вооруженных боевых слуг — гайдуков, игравших роль личных телохранителей. У Екатерины I подобный эскорт появился еще задолго до коронации: в 1718 г. на Олонецком оружейном заводе по ее именному приказу была изготовлена партия из двенадцати палашей. Однако перед коронацией было принято решение увеличить количество гайдуков с двенадцати до шестнадцати, в связи с чем мастерам Оружейной палаты было поручено изготовить четыре дополнительных золоченых медных эфеса по образцу уже имевшихся. Эти эфесы были смонтированы с клинками и получили ножны, которые носили на плечевой перевязи, а не на портупее. Новые и старые эфесы отличались лишь декоративными деталями оформления, выполненными в разной манере; более поздние клинки были изготовлены как русскими, так и немецкими мастерами (все клинки первой партии были созданы в Олонце). Всего в собрании Оружейной палаты сохранилось три гайдуцких палаша, из них еще один был изготовлен в Оружейной палате к коронации Екатерины I; второй — в 1718 г. в Олонце. После коронации 1724 г. это оружие использовалось гайдуками при эскортировании императрицы. На коронациях его использовали еще дважды, при восшествиях на престол императора Петра II и императрицы Анны Иоанновны.


 
вверх